Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

lqfxDT1GQbs

Народное православие, как единая христианско - языческая система.
В отечественной науке магические практики обычно изучались как языческая составляющая в двоеверии. Вместе с тем едва ли справедливо понимать под язычеством весь комплекс магических представлений. Магия является не только частью языческих ритуалов, монотеистические религиитакже включают магические элементы [Мосс 2000]. Вероятно, это одна изпричин, по которой магические и христианские элементы так органичносоединились в единую систему — «народное православие». В последние
десятилетия исследователи обратились к изучению народного православиякак единого целого [Покровский 1981: 96-108; Смилянская 2003: 8-13]. Нанаш взгляд, такой подход представляется наиболее плодотворным, поскольку, как отмечал Н.И. Толстой, «христианство лишь частично уничтожило довольно свободную и во многих отношениях достаточно аморфнуюструктуру язычества, поставило его в иные условия и подчинило более высокой иерархии ценностей <…> Такое народное христианское мировоззрение <…> нельзя считать и называть двоеверием, поскольку оно цельно ипредставляет собой единую систему верований» [Толстой 1996: 146]. Такимобразом, продуктивным является не изучение в отдельности христианских имагических элементов, а исследование разных форм сочетания магическогои христианского компонентов в народной религиозности.
В разные периоды истории России соотношение этих форм было различным. Так, в XVIII–XIX вв. в системе народного православия чрезвычайно сильным был христианский элемент. Возможно, парадоксальной покажется мысль о том, что в советское время чрезвычайно усилились магические представления. Это, вероятно, связано с запретом деятельности церкви, которая рассматривалась как враг государства. Магические представления рассматривались как суеверия, менее опасные, чем христианские. Если
священники подвергались репрессиям, то «знающим» чаще только угрожали и если даже и арестовывали, то ненадолго.
В наши дни, наоборот, в связи с усилением роли церкви вновь усиливаются христианские элементы в народном православии. Мы постараемсяпоказать изменения, происшедшие в мировоззрении и религиозности«знающих» с конца 80-х — начала 90-х гг. ХХ в. до наших дней. В конце 1980–1990-х гг. состав «знающих» был достаточно разнообразен: это и женщины разных возрастов, и мужчины, чаще пожилые. Обычноэто люди с особыми физическими отметками или с определенными особенностями психического склада. Среди «знающих» были и крестьяне, и учителя, и медработники. Нередко в колдовстве обвиняли председателей колхозов. Анастасия Ш. из д. Колодкино Шенкурского р-на Архангельской обл. (в1987 г. ей было 69 лет) — одна из наиболее известных «знающих» на р. Ледь.
«Тайное» знание переняла от бабушки-знахарки, у А.Ш. был паралич, «бабушка с моими детьми водилась, к ней день и ночь шли (лечиться. — Н.М.), сыздали в голову вошел, никто не учил» [Архив МАЭ. Ф.К-1. Оп. 2. № 1561. Л. 41].
Она вела большую лечебную практику: лечила от испуга, родимца, тоску, зубную боль. При мне к ней приезжали женщина из Северодвинска лечить от испуга ребенка: его несколько месяцев назад сбила машина, он всего боялся, у него были частые судороги. А.Ш. лечила ребенка заговором испрыскивала водой. По словам матери, уже после первого сеанса ребенокпочувствовал себя лучше.
А.Ш. также знала отворотные и приворотные заговоры, заговор на подход к начальству (он же может быть использован для снискания доброгоотношения свекрови). Знала заговоры и «по скотине», как уверяли односельчане — «Настя у окна стадо пасет» за мужа-пастуха: у него никогда нетерялись и не погибали животные. Одна из соседок по ее совету собрала
муравейник на данную ей веревку, и раскидала его по двору. «Зять-пастухвсе лето пьянствовал, а никакая корова не пропала» [Там же. Л. 7].
А.Ш. представляет тип «язычницы» (название типа условно), достаточно распространенный среди знахарок в советское время; переписав мне заговоры, она заметила, «теперь ты колдовкой станешь, я <…> дочери столько не передала». А. как истинная «колдовка», знает заговоры на добро и назло, например отворотные, с образами чертей — демонологических персонажей: «…поне рике матушке течет суковато дерево на нем суковатом дереве сидит черт да чертуха они деруца черяпаюца субами кусаюца у другдруга волосы рвут…» [Там же. Л. 39].
Сама А.Ш. считает, что делает только на добро; причину того, что отказалась заимствовать заговор «навязывать килы» видит в особенностях своего характера, а отнюдь не в том, что это грех: «Мне нельзя, больно горяча, мне нельзя худому учиться».
Н.Е. Мазалова. МАГИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ РУССКИХ «ЗНАЮЩИХ».

ГРУППА ПО ТРАДИЦИЯМ СЛАВЯН РО "СЕРЕБРЯНЫЙ СЕРП"

Мы Вконтакте

Друзья сайта

Антивирус 360 Total Security Premium

Фаза Луны